Мы отвечаем в мессенджерах!
Write Close
Close
Мы отвечаем в мессенджерах!
Telegram
WhatsApp
Viber
Mail
Phone
интервью
"Я всегда знала, что буду логопедом"
Логопед Легостаева Ольга Тофиковна рассказала проекту "Во имя Жизни" о себе, своем призвании и жизни
Мы отвечаем в мессенджерах!
Write Close
Close
Мы отвечаем в мессенджерах!
Telegram
WhatsApp
Viber
Mail
Phone
Отправляясь на интервью, я не думала что мой путь к месту его проведения будет настолько тернист и долог, к тому же полон приключений. Во время пути я едва не попала в аварию в такси, приехала не по тому адресу, пошел ледяной дождь со снегом, но я справилась со всеми невзгодами стойко и, как оказалось - оно того стоило!
Ольга Тофиковна - приятная, невероятно обаятельная. Уже разглядывая ее страничку в Инстаграм мне стало понятно, насколько она полна жизненной энергии и харизмы.
Ольга Тофиковна Легостаева
- Ольга Тофиковна, как вы пришли в свою специальность?

- О том, что я буду логопедом, я знала, наверное, класса с 8-го. У меня даже не стоял вопрос о выборе ВУЗа. И уже в 10-м классе я пошла узнавать о подготовительных курсах в педагогический ВУЗ.
Так я поступила в Московский Государственный педагогический Университет им. Ленина, и закончила дефектологический факультет, отделение логопедии.
А вдохновила меня, скорее всего логопед в начальной школе. Она периодически посещала наш класс и брала на занятия некоторых ребят. Она была очень красивая, у нее была потрясающая дикция, она прекрасно читала стихи
- После окончания университета вы сразу пошли работать?

- Нет, работать я начала уже на 3-м курсе. Я искала какую-то подработку, ведь я жила в общежитии, и мне хотелось, чтобы у меня были свои деньги. Но если честно, я искала какую-то классическую, студенческую подработку: листовки раздавать, например.
И, вдруг, моя одногруппница предложила мне устроиться вместе с ней в школу логопедами, там как раз было выделено 2 ставки. Конечно, я не планировала так рано начать работу по специальности, но моих знаний и навыков уже хватало для того, чтобы работать в школе. Кроме того, с одногруппницей мы работали в одном кабинете, это было очень кстати - так мы перенимали опыт друг у друга и держали совет.
Таким образом мой стаж начался с 2000 года.
После школы я работала в детском логопедическом саду, около 12 лет я посвятила этой работе.
С 2014 года и по сегодняшний день я работаю в реабилитационном центре развития речи Института врожденных заболеваний челюстно-лицевой области профессора Гончакова.
- Почему все-таки вы пошли в реабилитацию, не остались работать в саду или школе? Почему именно челюстно-лицевая патология?

- Когда-то я занималась частной надомной практикой, и у меня была одна маленькая девочка, у которой в анамнезе была расщелина неба, территориально мы жили близко друг к другу и цель наших занятий было - просто разговорить ребенка, т.е. в 2,5 года ребенок еще не разговаривал. И когда через полгода ребенок заговорил предложениями, родители приняли решение о том, что мы продолжим сотрудничать, хотя опыта работы с детьми-ринолаликами у меня не было. Конечно в институте это преподавали, но опыт пришлось получать самостоятельно.
Мы продолжили работу, а так как наблюдался ребенок у Светланы Геннадьевны Гончаковой, мама ребенка мне как-то сообщила о том, что Гончаковы ищут логопеда для своего реабилитационного центра. Этот момент совпал как раз с тем моментом, когда я переживала творческий кризис в работе.
- Как он проявлялся? Хотелось все бросить?

- Нет, я в то время работала в саду. И прошла стажировку в Англии. И вернувшись из Англии в детский сад, я поняла, что хочу чего-то нового - расти дальше, развиваться. А программа в саду - стандартизирована Министерством и любое отступление - все равно что преступление.

- А работая здесь, в реабилитационном центре, вы не чувствуете, что наступает предел или какой-то творческий кризис?

- Нет. С каждым годом дети все сложнее: если раньше у детей с расщелинами страдала речь и дыхание, то сейчас приходят дети с "букетом", это различные синдромы, и помимо расщелины есть еще какие-то проблемы, с которыми тоже приходиться работать.
- Почему не все логопеды готовы работать с ринолаликами?

- Многих пугает, что нет опыта работы с такими детьми и они просто бояться навредить. За все мои 12 лет работы в саду у меня был всего лишь 1 ребенок с такой патологией. Но я всегда считаю, что если появляется такая возможность (поработать с ринолаликом) то можно всегда что-то почитать на эту тему, пройти курсы - сейчас очень много возможностей для развития своих компетенций. Главное - иметь желание.

- Раз уж мы коснулись профессиональной темы. Когда лучше ребенку начинать заниматься со специалистом?

- Я всегда говорю родителям так, чем раньше - тем лучше. Особенно, если мама тревожится на этот счет - лучше прийти к специалисту и обсудить этот момент. В год, полтора - уже можно. Но здесь важно выбирать специалиста, который знает нормы раннего развития. Ранний возраст - очень сензитивный для развития речи, в раннем возрасте можно очень многое сделать для ребенка. И у мозга очень много компенсаторных возможностей, и нервная система лучше приспосабливается. Существуют специальные опросники для раннего возраста.
К нам приходят родители в 2,5-3 года, когда нет речи. И тут наша первостепенная задача "запустить" речь, а затем уже работать над ее качеством.

- Полезно ли для "наших" детей заниматься вокалом, пением?

- Пение - это очень хорошо, но обычная методика им не совсем подходит, потому что есть особенная методика дыхания, голосообразования. Тут нужен фонопед.

- А что самое главное в работе с детьми с расщелинами? Насколько актуален логопедический массаж?

- Самое главное - это работа над дыханием и его постановкой. Если просто делать массаж, без постановки дыхания, без небно-глоточных упражнений, вред конечно не будет, но и пользы тоже. Все в комплексе должно быть. А массаж делается по показаниям. Одним детям он нужен, а другие могут вполне себе обойтись и без него.

- А каким детям логомассаж все таки нужен?

- Когда есть дизартрические проявления - нарушения тонуса. Но здесь важно проконсультироваться с неврологом, потому что некоторым категориям детей логомассаж противопоказан, например, если у ребенка ЭПИ-синдром.


- Вы работаете тут ежедневно, а как отдыхаете и проводите свое свободное время?

- Я люблю путешествовать, открывать новые места. Но если нет возможности поехать куда-то в новое место, я очень люблю Петербург, куда я могу поехать каждые выходные и отдохнуть. Очень люблю театры, музеи.

- Как бы вы поддержали мам, которые узнали о том, что у ребенка расщелина?
- В первую очередь, нужно отбросить эмоции, хотя это очень сложно. Принимать решения на эмоциях точно не нужно. Очень важно просто найти своего Врача.
Хирурга, у которого будет прооперирован ребенок. Это очень важно, потому что методики у всех разные. Посмотреть фотографии оперированных детей "До" и "После". Проконсультироваться с разными врачами. И исходя из этого принимать решение. Самое важное - эта проблема - решаема! Ребенка можно реабилитировать полностью!

- О чем вы мечтаете?
- Я бы хотела вместе с коллегами создать такую реабилитационную технологию, которая бы помогала деткам как можно скорее преодолеть речевые проблемы и пойти в школу без нарушений. А в личном плане - больше путешествовать, больше посмотреть, больше узнать!
Ольга Тофиковна принимает маленьких пациентов в
Реабилитационном центре развития речи
Института врожденных заболеваний челюстно-лицевой области профессора Гончакова
+7 (499) 613-69-08
info@logoped-clinic.ru
г. Москва, Симферопольский бульвар, д. 17, к. 1 (м. Севастопольская)

Подписывайтесь на наш блог в Инстаграм!
Made on
Tilda